?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Один человек однажды спросил меня: «Если у веры нет отличительных признаков знания, зачем называть ее знанием? Играют ли эмпирические данные значимую роль в том, чтобы вера была знанием?» Спрашивающий имел в виду следующее: если эмпирические до­казательства веры не играют роли (или, как говорят философы, вера «не удовлетворяет условиям»), так зачем же называть ее знанием?
Существуют разные виды знания, например рационализм и прагматизм, которые не опираются на эмпирические данные. Так, философия Декарта — рациональная теория познания. Для Декарта разум сам по себе, без опыта, — это источник знания. Мне не нужна окружающая действительность: я могу быть мозгом в колбе, соединенным электродами с компьютером, и могу полу­чить знания об окружающей действительности благодаря только лишь мыслительному процессу. Это рационалистическая позиция. Юм, Локк и Беркли отрицали ее. Они могли бы возразить следую­щим образом: «Нет, разум может систематизировать опыт, но он не может быть источником знаний об опыте. Есть только один ис­точник знаний об опыте и о том, что такое эмпирическое содержа­ние, — столкновение здравого смысла с физической вселенной».
С исторической точки зрения кантианство — это еще одна школа, которая считает, что и рационализм, и эмпиризм имеют право на существование, но разное. Для Канта понятия без опыта пусты, но опыт без понятий слеп; знание — это сочетание систематизи­рующей функции ума и воспринятой информации.
Кроме того, существуют прагматизм, фаллибилизм и интуити­визм, которые допускают различные виды знания. Во всех этих школах понятие «знание» определяется с незначительной раз­ницей.
Вера — это знание, поскольку она используется как знание. По характеру применения — это знание; люди используют веру как способ познания и интерпретации окружающего мира. Например, где-то треть жителей Северной Америки думает, что Библия — это боговдохновенная книга, а бо­лее половины считает, что это — настоящее слово Божие. Среди американцев распространена вера в то, что ангелы или духи водили рукой евангелистов (как на картине Караваджо «Святой Матфей и ангел», 1602) или нашептывали им на ухо (как на картинах «Евангелист Матфей, вдохновленный ангелом» Рем­брандта, 1661, «Святой Матфей и ангел» Джованни Джироламо Савольдо, 1534, «Святой Матфей и ангел» Гвидо Рени, 1640). Следовательно, действительный источник многих верований кроется в убеждении верующих в подлинности Библии. Эта вера ненадежна или дискредитирована, и это делает ее не заслужива­ющей доверия или сомнительной, но не подразумевает, что она не является знанием.
Отчасти недоразумение возникает из-за того, что люди, которые не используют веру для ориентирования в реальности, понимают, что вера — это ненадежный процесс аргументации. Следователь­но, они либо не рассматривают веру как знание, либо не думают, что другие на самом деле используют ее как знание. Они считают ее чем-то другим, чем-то странным, чем-то иным, чем-то личным, темным и иногда — спасительным.
Но по своей сути вера — это знание. Люди используют ее для постижения, толкования и познания окружающего мира.
Вера порождает утверждения о знании. Утверждения, которые вытекают из теорий познаний, не связанных с разумом, точно такие же, как и другие: они сообщают нам некую правду о мире. Утверждения веры могут быть эндемически недействительными, причудливыми или в высшей степени невероятными, но они по- прежнему остаются утверждениями о знании.


Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner