?

Log in

No account? Create an account

March 11th, 2019

Докинз

Письмо Аристея

Наиболее древним и одновременно самым подробным свидетельством создания Септуагинты является Письмо Аристея. Оно написано от имени телохранителя царя Птолемея и адресовано Филократу — брату Аристея, повествуя о египетском посольстве в Иерусалим к первосвященнику Елеазару (правил в 284—247 годах до н. э.). Подлинность этого документа в древности не подвергалась сомнению, его использовал Иосиф Флавий при изложении обстоятельств создания Септуагинты, а собственно текст Письма Аристея сохранился в трудах Евсевия Кесарийского и Прокопия Газского. В настоящее время памятник датируется периодом между III и I веками до н. э., но не позднее начала нашей эры. В 1684 году Гэмфри Годи опубликовал в Оксфорде диссертацию «Против истории Аристея», положения которой развил в книге 1705 года, начавшей продолжавшуюся два века дискуссию о подлинности самого памятника и достоверности сообщаемых им сведений. Постепенно восторжествовало мнение, что «Письмо Аристея» — древний псевдэпиграф, литературная апология, написанная грекоговорящим иудеем, однако подлинность сообщаемых фактов не подвергается значительным сомнениям.

О переводе Семидесяти в Письме Аристея сообщается следующее:

на греческий язык при Птолемеях были переведены не все канонические книги, а только «Закон», то есть Тора;
инициатором перевода были не иудеи, а царь Птолемей Филадельф;
идея перевода принадлежит Деметрию Фалерскому — основателю и главе Александрийской библиотеки;
еврейская община Александрии одобрила перевод постфактум;
иудейская община постановила, что перевод должен являться неизменным до буквы, а на пытающихся его изменить накладывалось проклятие;
текст для перевода был доставлен из Иерусалима, переводчиками выступили 72 приехавших из Палестины старца — по шестеро от каждого из колен Израилевых;
перевод выполнялся всеми переводчиками совместно на общем собрании (др.-греч. συνέδριον), причём каждый согласовывал свой труд с остальными;
упоминается, что до LXX существовал более ранний перевод, менее надёжный, «некоторых мест из Закона».
История первого перевода Торы на нееврейский язык зафиксирована в барайте, приведённой в Талмуде, в трактате «Мегила» (I. 9). Принципиальное отличие от Письма Аристея состоит в том, что дерзкий царь Птолемей (называемый на иврите Талмай) захотел не просто приобрести за деньги перевод Торы, а заполучить текст, которым гордились находившиеся под его властью иудеи, самым простым образом — он заставил еврейских раввинов-полиглотов перевести Тору. Опасаясь предварительного сговора между 72 раввинами, он сначала поместил каждого в отдельную камеру, и только затем узникам были объяснены условия происходящего. Однако старцы понимали, что евреям не нужен перевод, поэтому они сознательно изменили священный текст, воспроизводимый для нечестивого царя, внеся туда 13 искажений.

Исследователь Каирской генизы П. Э. Кале в 1947 году выдвинул гипотезу, согласно которой Септуагинты как таковой не существовало, ибо она была составлена и отредактирована из вольных (подобных таргумам) переводов Писания на греческий язык; последние основывались как раз на таргумах. «Письмо Аристея», таким образом, относилось к тому же времени и было документом еврейской пропаганды. Однако в числе Кумранских находок содержались греческие тексты, тесно связанные с Септуагинтой, иными словами, акт единовременного перевода имел место. Это также свидетельствует, что греческий перевод Библии очень рано был принят и в Палестине. Если в XVII—XIX веках критики Письма Аристея указывали на сомнительность инициативы египетского царя по переводу Священного писания иудеев, то во второй половине XX века возобладало мнение, что александрийские евреи в эпоху ранних Птолемеев говорили преимущественно на арамейском языке и пользовались значительными правами самоуправления. В результате для своих религиозных нужд они использовали арамейские таргумы, и потому цари, собиравшие библиотеку, в первую очередь нуждались в общепонятном переводе священного писания народа, занимавшего важное стратегическое положение между государствами Птолемеев и Селевкидов. Такую версию доказывал Н. Коллинз в своём исследовании 2000 года «Библиотека в Александрии и Библия на греческом»; похожую теорию выдвинул в XIX веке протоиерей Николай Елеонский.
В Новом Завете есть изъяны! Касаются они, главным образом, нравственности Иисуса Христа. Вдумайтесь в слова "спасителя" : «Посему говорю вам: всякий грех и хула простятся человекам; а хула на Духа не простится человекам. Если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святого, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем».

(Матфей, XII, 31—32)

Оказывается, в мире Христа есть две очень разные морали. Мораль «горизонтальная», касающаяся взаимоотношений между людьми, и мораль «вертикальная», касающаяся взаимоотношений людей и Бога. В целом все-таки добра (а подчас прекрасна) мораль горизонтальная – воистину Христова! Но вертикальная… В этой области живут нетерпимость, проклятия, смерть…

Ради людей – людей убивать нельзя, смотри заповеди. А ради Бога – можно, просто ради Бога!

Известно, что в свое время Бог Иегова требовал от своего возлюбленного народа человеческих жертв, например первенца в семье (Исход, 22, 29). Позже он себе такие блюда в меню не включал – а если потребует?

В этом нет ничего невозможного. Во-первых, пути Господни неисповедимы, а во-вторых, Авраам с этим как раз и столкнулся.

Latest Month

April 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner